Свет Ангела Понедельник, 27.02.2017, 23:23
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Milija 
Форум » Духовный Мир » Кабинет Ангельской Терапии » ОСНОВЫ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ (Как можно и как нельзя утешать переживающего утрату)
ОСНОВЫ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ
Никуша Дата: Вторник, 26.04.2016, 19:20 | Сообщение # 1
Знающая тайну
Группа: Администраторы
Сообщений: 12738
Статус: Медитирует
ОСНОВЫ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ. Как можно и как нельзя утешать переживающего утрату




Для скорбящего человека нет разницы между дружеским «всё будет хорошо» и грубым «соберись, тряпка».

Такие разные слова одинаково травмируют переживающего горе. ЖУРНАЛ ЖЖ публикует путеводитель по вредному и полезному утешению, составленный на основе психологических исследований.

Способы выражения соболезнования в горе и поддержки в трудной ситуации исторически есть в каждом обществе. И далеко не все традиционные способы, характерные для нашего общества, в действительности подходят для утешения.

От многих привычных нам конструкций утешаемому станет только хуже, нарушится естественный ход так называемой работы горя, а дальше — развитие постравматического стресса, длительная работа с психотерапевтом, препараты.

Как нельзя утешать

Гештальт-терапевт, психолог Светлана Федотова разработала свод запрещённых приёмов.

Нельзя «утешать» будущим

«Пройдет время, ещё родите» (если умер ребенок), «Ты молодая, ещё выйдешь замуж» (если произошел развод, умер муж) и прочее — это совершенно бестактные заявления.

Человек ещё не оплакал, не пережил потерю. Обычно в это время его не интересуют перспективы, он переживает боль настоящей потери. И он пока он не может видеть того будущего, о котором ему говорят.

Поэтому подобное «утешение» от человека, которому может казаться, что он таким образом дает горюющему надежду, на самом деле просто больно слышать.

«Всё пройдет», «Не волнуйся, все будет хорошо» — ещё довольно сомнительное, пустое заявление, которое соболезнующий представляет себе как оптимистичное и даже как дающее надежду скорбящему.

Необходимо понять, что человек, который переживает горе, совсем по-другому воспринимает это заявление. Он не видит пока хорошего и даже не стремится к нему!

На данный момент ему не очень важно, что будет потом. Он еще не смирился с потерей, не оплакал её, не начал выстраивать новую жизнь. И поэтому такой «оптимизм» его будет скорее раздражать, чем ему помогать.

«Плохо, конечно, но время лечит» — ещё одна распространенная фраза, которую ни горюющий, ни сам человек, который её произносит, понять не могут. Время ничего лечить не может!

И психическую травму тоже. Когда болит зуб, никто не скажет, что время лечит. Со временем человек может адаптироваться, привыкнуть.

В любом случае бессмысленно говорить это скорбящему, когда время для него остановилось, боль еще слишком остра, он пока переживает потерю, не выстраивает планов на будущее, он пока не верит, что со временем можно что-то изменить.

Ему кажется, что так будет теперь всегда. Именно поэтому такая фраза вызывает негативные чувства к говорящему её.

Кроме того, нельзя при выражении соболезнования произносить пожелания скорбящему, которые ориентированы в будущее.

Например, «Желаю быстрее выйти на работу», «Надеюсь, что ты скоро восстановишь здоровье», «Желаю тебе прийти быстрее в себя после такой трагедии».

Во-первых, эти пожелания, которые ориентированы в будущее, не являются соболезнованиями. Поэтому их не стоит давать в таком качестве.

А во-вторых, эти пожелания ориентированы в будущее, которое в состоянии острого горевания человек все равно пока не видит.

Значит, эти фразы уйдут в лучшем случае в пустоту. Но возможно, что горюющий воспримет это как ваш призыв к нему закончить его горевание, что он просто физически не может сделать в этой фазе горя.

Это может вызвать со стороны горюющего негативные реакции.

Нельзя находить позитивные элементы в трагедии и обесценивать утрату

Рационализация позитивных аспектов потери, внушение позитивных выводов из утраты, обесценивание её путем нахождения определенной выгоды, или чего-то хорошего в утрате – чаще всего не только не утешает горюющего, но и обижает его.

Горечь от потери от этого становится только больше.

«Так ему лучше. Он болел и отмучился», «Ребёнок был инвалидом, хорошо что так». Такие слова могут вызвать неприятие и агрессию со стороны человека, который переживает горе.

Если даже горюющий признает правоту этого утверждения, то боль от потери для него часто не становится легче. Он всё равно переживает чувство утраты остро, болезненно.

Часто звучат и такие утверждения: «Хорошо, хоть мать не пострадала», «Тяжело, но ведь у вас ещё есть дети». Их тоже не стоит говорить горюющему.

Аргументы, которые приводятся в таких утверждениях, не способны уменьшить боль человека от потери. Он, конечно, понимает, что всё могло быть хуже, что он потерял не все, но это не может утешить.

Мать не заменит умершего отца, а второй ребенок не сможет заменить первого. Невозможно утешить погорельца тем, что у него дом сгорел, но машина осталась.

Или тем, что у него обнаружили диабет, но хоть не в самой ужасной форме.

«Держись, ведь другим ещё хуже, чем тебе», «Бывает еще хуже, не ты одна такая», «Сколько зла вокруг — многие страдают, вот у тебя муж, а у них дети погибли» — при этом соболезнующий пытается сравнить горюющего с тем, «кому ещё хуже».

Он рассчитывает на то, что горюющий от этого сравнения поймет, что его потеря не самая страшная, что бывает еще тяжелее, и таким образом у него уменьшится боль от потери.

Это недопустимый прием.

Сравнивать переживание горя с переживанием горя других людей нельзя. Во-первых, для нормального человека, если всем вокруг плохо, то это не улучшает, а наоборот ухудшает состояние человека.

Во-вторых, горюющий человек не может сравнить себя с другими. Ему пока его горе — самое горькое. Поэтому такие сравнения принесут вред.

Нельзя искать виноватого

При выражении соболезнования нельзя говорить и упоминать о том, что трагическое событие можно было предотвратить каким-либо образом.

Например, «Эх, если бы мы его отправили к врачу», «Почему мы не обратили внимания на симптомы», «Если бы ты не уехал, то, возможно это бы не случилось», «Если бы ты тогда послушала».

Такие утверждения (обычно не имеющие достаточного основания), вызывают в человеке, который и так сильно переживает, дополнительное чувство вины, которое потом будет очень плохо влиять на его психологическое состояние.

Еще одной попыткой найти «виноватого», а не выразить сочувствие, являются совершенно неуместные при выражении соболезнований утверждения: «Надеемся, что полиция найдет убийцу, он будет наказан», «Этого водителя надо бы убить», «Этих врачей надо судить».

Эти утверждения (справедливо или несправедливо) возлагают вину на кого-то третьего, являются осуждением другого. Но назначение виноватого, солидарность в недобрых чувствах к нему, нисколько не может смягчить боль потери.

Наказание виноватого в смерти не может вернуть жертву к жизни. Более того, подобные утверждения вводят скорбящего в состояние сильной агрессии на виновного в смерти дорогого человека.

И это опасно, потому что агрессию на виновного горюющий человек может повернуть в любой момент сам на себя!

«Бог дал – Бог взял», «Всё в руках Божьих» — ещё одно часто используемое «утешение», которое перекладывает «вину» за смерть человека на бога.

Надо понимать, что находящегося в острой стадии горя человека меньше всего волнует вопрос о том, кто забрал из его жизни человека.

Страдания на этой острой фазе не станут легче оттого, что забрал бог, а не другой.

Но самое опасное в том, что, предложив таким образом переложить вину на бога, можно вызвать у человека агрессию, не добрые чувства к богу.

Единственным исключением является такое соболезнование, обращенное к глубоко верующему человеку, который понимает, что такое смирение, Божий промысел, который живет духовной жизнью.

Для таких людей упоминание об этом действительно может стать утешением.

«Это произошло за его грехи», «Ты же знаешь, он пил много», «К сожалению, он был наркоманом, а они всегда так кончают» — иногда люди, которые выражают соболезнование, пытаются найти «крайнего» и «виновного» даже в определенных поступках, поведении, образе жизни самого умершего.

К сожалению, в таких случаях желание найти виновного начинает преобладать над рассудком и элементарной этикой.

Излишне говорить, что напоминание горюющему о недостатках человека, который умер, не только не утешает, но и наоборот делает потерю еще более трагичной, развивает в горюющем чувство вины, причиняет дополнительную боль.

Кроме того, человек, который так выражает «соболезнование», совершенно не по заслугам ставит себя в роль судьи, который не только знает причину, но и имеет право осуждать умершего, связывая определенные причины со следствием.

Это характеризует соболезнующего как невоспитанного, много о себе думающего, глупого.

Хотелось бы подчеркнуть, что «утешение» осуждением, оценкой категорически недопустимо при выражении соболезнования.

Чтобы не допустить такого бестактного «соболезнования» необходимо помнить широко известное правило «Об усопших или хорошо, или ничего».

Нельзя призывать взять себя в руки, стать сильным

«Не плачь, все пройдёт» — люди, которые произносят подобные слова «сочувствия», дают совершенно неправильные установки горюющему. В свою очередь такие установки лишают возможности горюющего отреагировать его эмоции, спрятать боль и слезы.

Горюющий, благодаря этим установкам, может начать (или утвердится) думать, что плакать – это плохо. Это крайне тяжело может сказаться как на психоэмоциональном, соматическом состоянии скорбящего, так и на всем проживании кризиса.

Обычно слова «не плачь, надо меньше плакать», говорят те люди, которые не понимают чувств скорбящего.

Это чаще всего происходит потому, что самих «сочувствующих» травмирует плач горюющего, и они, пытаясь уйти от этой травмы, дают такие советы.

Естественно, что если человек постоянно плачет больше года, то это уже повод для обращения к специалисту, но если горюющий выражает свою скорбь несколько месяцев после утраты, то это абсолютно нормально.

Нельзя рассказывать личные истории и говорить: «посмотри, я справился, а тоже переживал»

Бывает, что при соболезновании люди начинают рассказывать о тяжести своего состояния, в надежде, что эти слова помогут легче пережить горе скорбящему — «Ты же знаешь, что мне тоже плохо», «Когда у меня мать умерла, я тоже чуть с ума не сошла», «Я тоже, как и ты.

Мне очень плохо, у меня тоже отец погиб» и так далее. Иногда это действительно может помочь, особенно если горюющий вам очень близок, если слова ваши искренни, а желание ему помочь велико.

Но в большинстве случаев рассуждать о своем горе, что бы показать вашу печаль не стоит.

Таким образом может произойти умножение скорби и боли, взаимная индукция, которая не только не улучшит, то может и ухудшить состояние.

Как мы уже говорили, для нормального человека слабым утешением является то, что другим тоже плохо.

Другие часто встречающиеся ошибки при выражении соболезнования

1. Часто говорят фразу: «Я знаю, как Вам трудно, я понимаю Вас». Это самая распространенная ошибка.

Когда Вы говорите, что Вы понимаете чувства другого, это не правда. Даже если у Вас были похожие ситуации, и Вы думаете, что испытывали те же чувства, то, скорее всего, ошибаетесь.

Каждое чувство индивидуально, каждый человек по-своему переживает и ощущает. Никто не может понять физическую боль другого, кроме того, кто её испытывает. И душа у всех болит тоже особенно.

Не говорите таких фраз о знании и понимании боли переживающего утрату, даже если Вы переживали подобное.

Нельзя сравнивать чувства. Лучше ограничится словами «Я могу только догадываться как тебе плохо», «Я вижу, как ты скорбишь».

2. Категорически не рекомендуется при выражении сочувствия интересоваться подробностями«А как это случилось?» «А где это произошло?», «А что он сказал перед смертью?».

Это уже получается не выражение соболезнования, а любопытство, которое совсем не уместно.

Такие вопросы можно задавать в том случае, если Вы знаете, что горюющий хочет об этом поговорить, если это не нанесет ему травму (но это, конечно, не значит, что говорить об утрате вообще нельзя).

3. Часто соболезнование выражают фразами, которые больше похожи на призывы — «Надо жить ради», «Ты должна выдержать», «Вы не должны», «Тебе нужно, необходимо сделать».

Такие обращения, конечно, не являются соболезнованиями и сочувствием. Это наследие советского времени, когда призыв был практически единственно понятной формой обращения к человеку.

Подобные апелляции к долгу для человека, который находится в остром горе, чаще всего неэффективны и обычно вызывают у него непонимание и раздражение.

Человек, который чувствует себя в горе, просто не может понять, почему он должен что-то. Он находится в глубине переживаний, а его еще и обязывают к чему-либо.

Это воспринимается как насилие, и убеждает в том, что его не понимают.

Возможно, что смысл у этих призывов правильный. Но в этом случае не стоит говорить эти слова в виде соболезнования, а лучше потом обсудить это в спокойной обстановке, донести эту мысль, когда человек может понять смысл сказанного.

4. Нельзя провоцировать человека, говорить ему, например: «Ты просто НЕ ХОЧЕШЬ совершить усилия, принять факт». Это просто не возможно, даже если бы он и хотел.

5. Нельзя при встрече с человеком, переживающим острую травму, задавать ему вопрос: «Ну как ты?»

Вроде бы ничего особенного в этом вопросе нет, но он очень раздражает! Очень. Многих.

Наверное, потому, что ничего хорошего про себя сказать пока невозможно.

6. Иногда люди пытаются выразить сочувствие в стихах. Это придает соболезнованию напыщенность, неискренность и наигранность и при этом не способствует достижению основной цели – выражению сочувствия, разделению горя.

Напротив, это придает выражению соболезнования оттенок театральности, игры.

Самое важное, чтобы слова, обращенные к страдающему человеку, не звучали формально.

Надо стараться не говорить (не писать) неискренние, общие слова. Кроме этого, очень важно, чтобы не звучали пустые, банальные, бессмысленные и бестактные фразы.

Стремясь утешить человека в травматическом переживании потери, не допускайте слов, которые не только не утешают, но и могут быть источником непонимания, агрессии, обид, разочарования со стороны горюющего.

Психологически человек в шоковой стадии горя переживает, воспринимает и чувствует все по-другому.

Как можно и нужно утешать

Психотерапевт и журналист Тим Лоуренс опубликовал материал, в которой рассказывает, как реально можно помочь человеку, испытывающему горе.

Приводим цитаты, которые пригодятся для организации эффективного инструментария утешающего:

«Современная культура относится к скорби как к проблеме, которую нужно исправить, или как к болезни, которую нужно лечить.

Мы делаем все, чтобы заглушать, вытеснять свою боль или как-то ее трансформировать. И когда вы вдруг сталкиваетесь с несчастьем, люди вокруг вас превращаются в ходячие банальности.

Так что же говорить друзьям и близким, попавшим в беду, вместо «все в жизни не случайно»?

Последнее, в чем нуждается человек, раздавленный несчастьем, это совет или наставление. Самая важная вещь — понимание.

Скажите буквально следующее: «Я знаю, что тебе больно. Я здесь, с тобой».

Это означает, что вы готовы находиться рядом и страдать вместе с близким человеком — и это невероятно мощная поддержка.

Для людей нет ничего важнее, чем понимание.

Оно не требует никаких специальных навыков и подготовки, это просто готовность быть рядом и оставаться рядом столько, сколько потребуется.

Будьте рядом. Просто будьте рядом, даже когда вам неуютно или кажется, что вы ничего полезного не делаете.

На самом деле, именно тогда, когда вам неуютно, стоит делать над собой усилие и оставаться рядом.

«Я знаю, что тебе больно. Я рядом».

Мы так редко позволяем себе войти в эту серую зону — зону ужаса и боли — но именно там кроются корни нашего исцеления.

Оно начинается, когда есть люди, готовые идти туда вместе с нами.

Я прошу вас, сделайте это для своих близких. Вы, возможно, никогда об этом не узнаете, но ваша помощь будет бесценна.

И если вы когда-нибудь попадете в беду, найдите человека, готового быть рядом. Я гарантирую, он найдется».


http://www.liveinternet.ru/users/light2811/rubric/1574820/
Прикрепления: 4199132.jpg(200Kb)


Когда пишется история вашей жизни, не позволяйте никому держать ручку за вас
 
Никуша Дата: Среда, 27.07.2016, 00:17 | Сообщение # 2
Знающая тайну
Группа: Администраторы
Сообщений: 12738
Статус: Медитирует
Как помочь ребенку пережить потерю близкого человека




Утрата близкого человека всегда травма. Особенно для ребенка.

Как он ее проживет, сильно зависит от его возраста, от того, были ли травмы до этого, насколько серьезные, как он их проживал, был ли кто-то рядом, кто сейчас рядом с ним, насколько эмоционально устойчиво его близкое окружение…

Это не все влияющие факторы, но, пожалуй, основные.

Горевание – серьезная работа нашей психики, которая позволяет пережить потерю и научиться жить дальше самостоятельно.

Для маленького ребенка работа горя является процессом почти недоступным, и, как правило, он откладывается до того момента, когда психика созреет и появится внутренняя возможность справится с теми чувствами, которые были отложены «до лучших времен».

Старшие дети, не имеющие серьезных травм до этого, с поддержкой взрослого уже могут быть способны горевать.

Итак, что важно.

Сказать, что произошло. Признать это как потерю. Никаких обесценивающих фраз «зато у тебя остался папа/мама» или «у меня тоже было, и ничего».

Пока потеря не признана потерей работа горя не сможет начаться.

Далее, очень важно иметь возможность встретиться с сильными чувствами ребенка по этому поводу и поддерживать его в их переживании. Иметь эту возможность внутри себя.

Потому что любые сильные чувства других людей будут соединять вас с вашей собственной травмой, если таковая была. Если травма не прожита и не исцелена, то выдерживать свою боль и еще чью-то будет совершенно невозможно.

И ребенок в контакте будет ощущать это как то, что он вас разрушает, и либо вы ему, либо он сам себе будет запрещать чувствовать, чтобы не разрушать вас.

Если горе затронуло всю семью, не только ребенка, важно, чтобы в близком окружении нашелся такой устойчивый человек, который мог бы переносить сильные чувства ребенка и оставаться при этом с ним в контакте.

Это может быть тетя, мамина подруга, крестная, любой близкий и хорошо знакомый ребенку взрослый.

В первые дни нужно будет буквально взять все заботы о ребенке на себя. В горе регрессируют все, особенно дети. Завернуть в плед, напоить теплым, покачать, подержать за руку, просто посидеть рядом.

Если ребенок о чем-то просит - не отказывайте. Если не просит, то основное: завернуть (это возвращает чувство безопасности), теплое питье и быть рядом.

Если плачет, не останавливать, не отвлекать, не просить успокоиться. Если не плачет, то тоже не нужно просить «ну поплачь, нельзя же так».

Важно, чтобы у ребенка не было запрета внутри на сильные эмоции, на слезы, особенно у мальчиков.

Вернее, это важно независимо от пола, просто мальчикам чаще в нашей культуре запрещено плакать и бурно проявлять свои чувства.

Для этого можно поддержать ребенка, сказав, что плакать – это совершенно естественно и нормально.

Не нужно уходить, чтобы ребенок не видел, как вы плачете. Только в случае, если вы действительно не справляетесь с собой и можете испугать ребенка.

Важно не относится к горюющему как к страдающему, зеркалить его как страдающего. Нужно транслировать, что то, что с ним случилось не смертельно, это можно пережить, он не один, вокруг него есть близкие люди, на которых он может в любой момент опереться.

Но сообщать это невербально, просто чувствовать так внутри себя. Дети это хорошо считывают.

Никаких «бедная детка» или «да как же вы теперь будете, бедняжки», все эти фразы делают из ребенка жертву, и очень важно уйти от этой вредной установки.

Удел жертвы – страдание, а когда человек страдает, то у него нет возможности проживать возникающие чувства, лишь страдать.

Основной посыл должен быть таким: да, то что случилось очень тяжело и больно, но ты способен выжить, а я буду рядом и помогу тебе.

Как уже видно, на такого взрослого ложится серьезная нагрузка, прежде всего - эмоциональная. И нужно уметь позаботиться о себе в первую очередь.

Еще раз повторю – о себе в первую очередь! Ведь от вашей устойчивости зависит ребенок, который априори менее устойчив и психически гораздо более незрел, чем вы.

Не могу не написать о ресурсах.

Ресурсы - это то, что может поддерживать ребенка, в моменты, когда он не охвачен переживаниями и просто живет.

Если вы близкий, то вы наверняка знаете, что он любит, чем увлекается, что раньше, до потери, доставляло ему радость. Можно составить список, куда записать буквально все, даже если это на первый взгляд видится мелочью.

То, что является мелочью для вас, для другого человека может быть источником энергии. Поэтому я призываю не игнорировать ничего!

Помимо явных увлечений, как правило, есть много такого, что менее бросается в глаза: любимые блюда, фильмы, прогулки в парке, общение с животными, игры и т.д.

Это касается и взрослых, и детей - в горе важно найти ресурс, который будет давать силы жить и двигаться дальше. Особенно я бы хотела обратить внимание на различные телесные практики.

Это может быть спорт, йога, массаж, танцы и любой другой вид телесной активности. Когда работает тело, психика получает передышку, которая сейчас ей так необходима. Именно поэтому тело важно включать любыми способами.

Совсем маленького ребенка можно просто крепко обнимать и гладить, прекрасно подойдут подвижные игры, если ребенок готов в них участвовать.

В первое время ребенку обычно не требуется психолог, ему гораздо важнее быть со своими близкими и получать поддержку от них.

Но в последующем, помощь психолога может понадобиться, и не нужно игнорировать эту возможность, она может очень сильно облегчить жизнь всей семье.

Если ребенок не справляется со своими эмоциями: стал агрессивен, замкнут, наблюдаются признаки депрессии – сниженное настроение, нарушение сна, плохой аппетит, потеря интереса к тому, что раньше увлекало - все это является поводом для обращения к психологу.

Если же, наоборот, ребенок на удивление «легко» переносит потерю – мало или совсем не плачет, не вспоминает ушедшего, старается о нем не говорить и не поддерживает разговоры других, живет так, как будто бы ничего не случилось.

Это как раз тот самый случай, когда родные склонны выдыхать с облегчением и думать, что потеря не стала такой уж большой травмой для ребенка, как опасались.

К сожалению, вынуждена вас огорчить. Как правило, это говорит о том, что событие оказалось настолько эмоционально непереносимым для ребенка, что он прервал контакт со своими чувствами.

Они никуда не делись, они все еще с ним, просто закапсулированы и он не имеет к ним доступа. Эти заблокированные переживания будут влиять на него до тех пор, пока он не сможет их начать проживать.

В этом случае я особенно рекомендую не откладывать визит к детскому психологу.

В среднем, если человек справляется и у него достаточно поддержки, процесс горевания занимает около года. У взрослых.

По детям таких данных нет, потому что, как я уже упоминала выше, маленькие дети в силу своего возраста не способны выдерживать столь тяжелые переживания, и работа горя у них часто откладывается до того момента, пока она не станет возможной.

В любом случае, в этот период не нужно ждать и тем более требовать от ребенка-школьника такой же успеваемости, как и прежде.

Это не обязательно, но вполне возможно, что у него не будет на это внутренних ресурсов.

Я призываю вас всячески поддерживать ЛЮБУЮ игровую деятельность ребенка. Еще раз напишу – любую!

Зачастую, только в игре у него есть возможность прожить то, что пока не получается выразить словами. Пусть у него будут в свободном доступе краски, пластилин или любой другой материал для творчества.

И пусть вас не пугают "ужасные" сюжеты, которые может разыгрывать ребенок - лучше чтобы это страшное проявлялось снаружи - в игре, а не было заперто внутри.

Неважно сколько ему лет! Пусть вас радует, если 15-летний подросток вдруг начнет играть в совсем уж детские игры.

Помните, так он проживает свое горе, это тот способ, который ему пока доступен. И он достоин уважения.

Желаю любви и здоровья вам и вашим близким.


http://www.liveinternet.ru/users/light2811/rubric/1574820/


Когда пишется история вашей жизни, не позволяйте никому держать ручку за вас
 
Никуша Дата: Среда, 21.12.2016, 15:50 | Сообщение # 3
Знающая тайну
Группа: Администраторы
Сообщений: 12738
Статус: Медитирует

«ЕГО ОДЕНУТ, ПОЛОЖАТ В ЯЩИК»


Специалист по смерти Линн Халамиш о том, как прощаться с любимыми



Ассоциация профессиональных участников хосписной помощи уже второй год проводит в Москве конференцию для врачей и медсестер о паллиативной помощи. В этот раз число слушателей оказалось в пять раз больше запланированного организаторами.

Как помогать тем, кого уже нельзя вылечить российским врачам, рассказывали специалисты из Швеции, Польши, Израиля, Германии. Обсуждали не только медицинские вещи, но и этические вопросы: как разговаривать с теми, кого скоро не станет, можно ли поменять памперс и при этом не унизить пациента.

Танатолог (специалист по смерти) из Израиля Линн Халамиш рассказала о своей работе с умирающими и их родственниками. Во всем мире психологов с такой специализацией очень мало.

«Лента.ру» записала советы «эксперта по гореванию».

О последних словах

Есть пять фраз, которые можно использовать для прощания.

1. «Прости меня»

Абсолютно у каждого есть за что попросить прощения: за то, что сделал что-то и причинил боль… за то, что не сделал что-то…

2. «Я прощаю тебя»

Проблема с родителями умирающих детей. Они говорят, что ребенок не сделал ничего плохого, просто не успел. Я отвечаю: «Вы провели последний год в больнице. Это уже что-то. Он оставляет вас».

Мне обычно отвечают: «Но он же не специально, он не виноват». Но тут речь не о намерениях. Однажды я проводила семинар, где рассказывала о подобных вещах.

Там была медсестра, которая потеряла 16-летнего сына, болевшего раком. Она расплакалась и рассказала, что когда он уходил, то видел, как страдают его родные и все время твердил матери: «Прости меня, прости меня».

А она отвечала: «Тебе не нужно извиняться», хотя могла бы просто сказать: «Я тебя прощаю».

3. «Я люблю тебя»

Есть нюанс. Эта фраза должна быть правдой. В противном случае — не произносите. Иначе больной поймет фальшь. Вы можете сказать: «Я бы хотела полюбить тебя».

4. «Спасибо за то, кем ты был для меня»

5. «Прощай»

Помните, что первые три вещи к смерти никакого отношения не имеют. Я очень часто говорю это мужу, детям. И вы так делайте.

Никто ведь не знает, когда он умрет. Когда мы выслушиваем людей, попавших в чрезвычайные ситуации, больше всего на свете они сожалеют, что не были добры к близким, редко говорили, как любили их.

О том, почему с умирающими боятся говорить

Очень трудно смотреть в глаза человеку, который страдает, который умирает. Мы стараемся этого не делать. Представьте, но вы не единственный , кто отводит от умирающего глаза.

Входит врач в палату: «Здравствуйте, как вы сегодня?» И смотрит на подушку, одеяло, но только не на пациента. Медсестра — точно так же. Даже родственники, когда узнают самое страшное, начинают навещать больного по двое.

Это для того, чтобы не оставаться с уходящим наедине. Или же, оказавшись в палате, сразу начинают читать газету.



Когда мы с кем-то устанавливаем зрительный контакт, мы как бы говорим: «Вы для меня существуете».

Когда такой связи нет, для больного это означает социальную смерть. Многие не знают, что делать, если больной спросит, умирает ли он.

Обычно такие вопросы задают те, кто действительно уходит. Предоставьте ему «сцену», дайте выговориться.

Спросите умирающего, чего он больше всего боится. Это разные вещи. Кого-то страшит боль. С этим справиться легче всего. Молодая мать, возможно, скажет, что боится, что дети ее не запомнят.

Можно записать видео, на котором она будет обращаться к своим детям в их дни рождения, школьный выпускной, свадьбу. Задача — взять один большой страх и разобраться с ним, поместить в «рамку».

Вы никогда не сможете полностью справиться с ситуацией, потому что стопроцентный ответ: «Выздороветь».

Не бойтесь шутить. Слезы и смех — это две кнопки, которые очень близко друг от друга находятся. Это то, что дает нам освобождение.

Смех очень часто бывает результатом боли. Поэтому используйте каждую минуту, что у вас есть: танцуйте, пойте, смейтесь.

Часто, когда я встречаюсь с умирающими людьми, мы смеемся. Иногда это черный юмор, но и он работает.

О причинах смерти

С больными или с их родственниками обязательно нужно говорить о причине болезни, потому что они верят, что причина — в них.

Они виноваты, так как сделали, подумали, сказали что-то не то. Когда я спрашиваю ребенка, почему он заболел, он часто отвечает: «Потому что я был плохим».

И я не спорю с ним, я ведь не знаю, каким он был. Просто говорю: «Может, ты был плохим. Но это никакого отношения к твоей болезни не имеет».

Этого бывает достаточно.

Больные дети не задают вопрос «Почему я?» Они для себя самостоятельно находят ответ.

Я говорила с 16-летним мальчиком, который умирал. Он сказал: «В моей прошлой жизни я совершил ужасные преступления. Поэтому в этой жизни такой мой выбор. Зато следующая моя жизнь будет отличной».

Что делать с таким ответом? Ничего. Он чувствует, что у него все под контролем.

О детях на кладбище

Убеждена, что все дети в семье, даже младенцы, должны быть на церемонии прощания с членом семьи.

Умер отец. Осталось трое ребят. Мама сказала мне, что не хочет брать детей на кладбище. Она боялась, что это нанесет им психологическую травму.

Чтобы детям на было тяжело на похоронах, их нужно правильно готовить к этому. Самое главное — шаг за шагом объяснить ребенку, что происходит.

Включая то, какого поведения от него ждут. Например, сказать: «Специальные люди возьмут тело папы, оденут, положат в ящик, который называется гроб. Этот ящик они привезут туда-то. Там будет вырыта яма. Они спустят гроб в яму. Вокруг будет куча земли. Много лопат. Люди начнут бросать землю на гроб. Обычно, когда первая лопата с землей падает в могилу, все начинают плакать. Если ты захочешь, тоже можешь сделать это».

Если церемония травматична (неожиданная смерть, ранняя утрата), хорошо, чтобы ребенка сопровождал друг семьи, но не родственник.

Если родные перестанут себя контролировать, детьми будет кому заняться.

Последний аргумент мамы, возражавшей против участия детей в церемонии, — то, что ей самой будет тяжело смотреть на сыновей у гроба. Я ответила: «Это часть твоей работы. Ты так защищаешь своих детей».

Нет ни одного общества, где отсутствуют похоронные обряды. Люди считают, что так легче пережить утрату. Когда говорят речи о покойных, дети имеют право слышать это.

Они должны видеть, что не только их семья оплакивает человека. Это помогает ребенку понять, что не он виноват в смерти близкого.

В то же время годовалый малыш на руках кого-то из родителей просто увидит, что люди плачут. Это его вхождение в культуру.

О философии

Я работала с семьей, где умер молодой муж. Остался ребенок. Вдова спрашивает: «Сын все время интересуется, где папа.

Но я не верю в загробную жизнь и не знаю, как объяснить». Я отвечаю: «Мальчику пять лет. Он не спрашивает тебя о загробной жизни. Он говорит: где тело? Так скажи ему это».

Помню шестилетнего мальчика. У него была любимая собака. Он пошел в школу, дома оставался отец. Собака выбежала на улицу и попала под машину.

Отец запаниковал. Спрятал труп. Побежал в собачий приют. Нашел похожую. Привел домой, надеясь, что никто не заметит. Ребенок возвращается, удивляется и спрашивает: «А где же Флаппи?» Папа не может сказать сыну о смерти друга.

Поэтому отвечает: «Флаппи убежал». Естественно, мальчик говорит: «Так пойдем его искать». Папа точно знает, где Флаппи, но покорно плетется. Во время поисков пытается отвлечь внимание сына: «Пойдем перекусим», «Пойдем спать».

«Не буду ничего есть, не буду спать, пока Флаппи не найдем». Прижатый к стенке отец выдавливает: «Извини. Но собаку сбила машина». Мальчик снова спрашивает: «Но где же Флаппи?»

Атеист отец вдруг начинает видеть свет и говорит: «Флаппи с Богом, на небесах». Ребенок сильно удивляется: «А что Бог делает с мертвой собакой? Зачем она ему?»

Не думайте, что маленькие дети задаются философскими вопросами. Они очень практичны.

О плохих новостях

Мне в России врачи несколько раз задавали вопрос: что делать, если семья пациента отказывается от того, чтобы информировать его о диагнозе? Кому сообщать первым — родственникам или пациенту?

У врача есть моральная обязанность, этический кодекс. И мы должны понимать, что тело принадлежит пациенту.

Если у него есть когнитивные способности и он находится в сознании, только он должен принимать решение: давать знать семье или нет. И никак иначе.

Никогда не обманывайте пациента. Не смотрите на него свысока. Это взрослый человек, который должен принять решение.

Так к нему и относитесь. Ведите себя так, как хотели бы, чтобы поступали с вами.

Не всегда в ответ на плохую новость первой реакцией будет протест и отрицание. Если пациент длительное время находится в хосписе, он не очень осознает, что происходит.

Его семья тоже устала. Родные будут испытывать некоторое облегчение от того, что жизнь родственника окончена.

Безусловно, одновременно они будут чувствовать свою вину. Пожалуйста, не осуждайте их. Потом может прийти ощущение боли, безысходности, смятения.

Затем они смиряются, принимают эту новость и начинают задумываться о том, что дальше. И мы должны помочь им вернуться к жизни.

Важно понимать, что даже люди со смертельным диагнозом возвращаются к жизни. Они знают, что умирают, но они об этом помнят не весь период времени, а в какие-то моменты.

Это как смотреть на солнце. Невозможно это делать постоянно.

Подготовила Наталья Гранина


http://www.liveinternet.ru/users/light2811/rubric/1574820/


Когда пишется история вашей жизни, не позволяйте никому держать ручку за вас
 
Форум » Духовный Мир » Кабинет Ангельской Терапии » ОСНОВЫ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ (Как можно и как нельзя утешать переживающего утрату)
Страница 1 из 11
Поиск:

Для добавления необходима авторизация
Рейтинг сайтов SunHome.ru (Дом Солнца) Эзотерика Faststart - рейтинг сайтов, каталог интернет ресурсов, счетчик посещаемости Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования tveedo